среда, 2 октября 2013 г.

Глинтвейн


Настоящий глинтвейн, в переводе «пылающее вино», — удивительный напиток, согревающий сердца людей, ценящих гармоничный, богатый по вкусу алкоголь, обладающий, ко всему прочему, ещё и лечебными свойствами. 

 

Не требующий спешки, завораживающий своим ароматом, помогающий создать поистине душевную атмосферу, винный напиток глинтвейн имеет очень интересное происхождение. История глинтвейна берёт своё начало ещё в Древнем Риме. 


В ходе археологических раскопок была обнаружена кулинарная книга двухтысячелетней давности, в которой, среди прочих рецептов, наличествовало описание неизвестного напитка, в состав которого, помимо вина, входили пряности, корица, тимьян, гвоздика, лавровый лист и кориандр.
  

Достаточно высокая стоимость последних объясняла, почему данное гастрономическое творение было доступно лишь состоятельным римлянам. Многие исследователи соотносят «напиток здоровья» с именем Гиппократа. 


Есть также легенда, согласно которой первыми «создателями» глинтвейна выступают не очень-то порядочные продавцы вина. Они, дабы продать заведомо испорченное кислое вино, смешивали его со специями и мёдом, а затем разогревали. 


Сегодня за право считаться Родиной глинтвейна борются сразу несколько государств. Даже на Руси был создан свой «глинтвейн», чаще именуемый медовым сбитнем. Впрочем, в какое бы из этих государств вы не попали, вкус согревающего алкогольного напитка везде будет отличаться, иметь свои специфичные нотки. 
 

Основным ингредиентом простого глинтвейна, естественно, является вино. Однозначно ответить на вопрос, из какого вина делают глинтвейн, нельзя. Несмотря на то, что более классическим вариантом напитка является глинтвейн, приготовленный на основе красного сухого вина, глинтвейн на белом вине тоже имеет своих поклонников. 

Решая, какое вино для глинтвейна выбрать из огромного ассортимента, старайтесь отдать предпочтение самому простому столовому. Гурманы утверждают, что сваренный из хорошего дорогого вина напиток нередко разочаровывает. Приятно разнообразить привычный вкус глинтвейна можно добавлением в вино совсем небольшого количества коньяка, рома или бренди.


В приготовлении удивительного напитка задействована и вода, которую принято добавлять непосредственно в вино по краю кастрюли или котелка. 


Впрочем, довольно часто воду, предпочтительно — родниковую, первой наливают в посуду, доводят её до кипения и добавляют пряности. Это позволяет последним (чаще всего — корице, мускату и гвоздике) полнее раскрыть свой аромат. 

 
Через некоторое время в воду тонкой струйкой вливается вино. Главное правило приготовления правильного глинтвейна заключается в том, что напиток ни в коем случае нельзя кипятить. Кастрюлю или котелок снимают сразу после того, как жидкость нагревается примерно до 70°.

Источник: http://www.alcogol.info/67

вторник, 1 октября 2013 г.

Осенние настроения


Гуляя по городу осенью, не отягощенный никакими обязательствами на сегодняшний день, я люблю думать о красоте. Что есть великого в этой осенней листве, и что так сжимает душу при виде кружащегося хоровода листьев? Что двигало поэтами в эти дни и как они спасались от холода в своих домах... возможно дешевой выпивкой, а быть может добротной кружкой чайного грога или глинтвейна. И почему русская душа раздирается на части от несбывшегося, от чувств, которые давным-давно увяли, от воспоминаний, которые растаяли с первым майским дождем? Почему тоска, хандра и сплин приходят в конце августа и садятся на твою надушенную лавандовую подушку? Они нежным шепотом бормочут тебе перед сном о твоих сомнениях и неудачах, но никогда - о победах. О победах ты вспоминаешь весной, о былых подвигах и торжественных раутах, о любви и бесшабашности, а осень, она обнимает тебя теплым одеялом, сонным и звуконепроницаемым, она затыкает твои уши ватой, как раньше наши бабушки конопатили окна на зиму, и ты сидишь в этой тишине, погрузившись в себя и собственное одиночество, смотришь на дождь и кружащуюся листву и понимаешь, что впереди - неизвестность. Но неизвестность, отнюдь не депрессивно-угнетающая, а спокойная, с осознанием того, что, мол, "да, возможно, я не все успею сделать, не все увижу, не все прочувствую", а потом ты сидишь и пьешь горячий глинтвейн и прислушиваешься к тишине в своей голове и понимаешь, что все не только еще  не кончилось, а ничего даже еще и не начиналось! И тут приходит осознание пути, здесь и сейчас, вот все, что есть у нас. Наши гаджеты и аккаунты, наши улыбки и тепло милых сердцу людей, наши ночные разговоры на кухне, наши скайп-переписки, наши взлеты и падения, наши мечты и победы за сегодняшний день, маленькие и пустяковые, но такие нужные для того, чтобы сделать следующий шаг.

А иногда я думаю о прошлом, не своем, а о прошлом земли, на которой мы живем. Когда-то давно, моя прабабушка Вера рассказывала мне истории своей жизни, и я до сих пор с такой любовь вспоминаю их. Меня согревают одни только мысли о большом доме, где тепло и светло, по утру на полях лежит изморозь и каждая травинка бережно окутана в свой уникальный наряд. Урожай уже собран, и птицы уже затихли, на улице морозно, но ветра нет. Ты просыпаешься под тяжелым одеялом, выпутываешься из пелены снов и слышишь сквозь сон, как трещат в печи дрова, ты тихонько улыбаешься и прячешься снова под одеяло, чтобы еще немного подумать о своем. А потом все вместе едут на ярмарку и покупают бублики на веревочках, платки с большими цветками и леденцы на палочке. Наступает вечер, все пьют чай из огромного пузатого самовара и ложатся спать. Везде выключен свет, тишина пробирается в самые темные уголки, и дом засыпает, а ты лежишь и слушаешь треск дров в печи и пытаешься угадать чьи-то голоса, вспоминаешь жаркое лето и День Ивана Купалы, как все прыгали через огромный костер и хохотали, вспоминаешь огненные поляны ягод и... засыпаешь. Тебе не снятся сны и каждый новый день наполнен ожиданием какого-то чуда, мыслью о том, что именно сегодня с тобой случится что-то невообразимо хорошее. Это было давно и это есть сейчас - я по-прежнему верю, что однажды со мной случится что-то невероятно волшебное, я не знаю, что это будет, но знаю, что этот день однажды настанет...